Вход на сайт

08.05.2010Свидетельство

Над небом голубым есть город золотой

Имея проблемы со здоровьем, несколько раз в своей жизни я попадала на операционный стол для планового хирургического вмешательства. Сильное волнение обычно побеждал общий наркоз, в паре случаев остались воспоминания о событиях до и после самой операции, но однажды произошло нечто удивительное.

Начиналось все стандартно: больничная сорочка, босая через всю операционную, холодный стол, безучастные лица врачей, ввод наркоза — и понеслось. Я неслась с невероятной скоростью в одном направлении по узкому без начала и конца коридору, до сих пор помню характерный свист в ушах. Как долго это продолжалось, сказать не могу, но мне потребовалось время, чтобы оглядеться и осознать себя. Перед глазами мелькали картинки, но из-за скорости все сливалось в ярко-зеленую полосу. Вдруг  из горизонтального мое движение резко стало вертикальным, и как капля воды, которая выпадает из крана, я оказалась там.

Я стояла у невысокой стены, похожей на один большой камень правильной формы. Дальше шла улица с невысокими строениями по обе стороны. Вокруг меня все было желтым от светлого  тона до почти коричневого и прозрачным, словно из янтаря, освещенного лучами летнего солнца. [Когда я проснулась, то не могла усвоить одного, я понимала, что была в золотом городе, где-то у Бога, но золота в обычном понимании, из которого кольца обручальные делают, я там не видела. Открыв Откровение Иоанна, прочла: » Улица города — чистое золото, как прозрачное стекло»(Откр.21:21). И успокоилась, прозрачное значит прозрачное.] То, что было непосредственно перед глазами, я видела  четко, то, что дальше, имело очень расплывчатые формы.  Посмотри на мир через стакан подсолнечного масла, чем-то похоже.  Я  не оглядывалась, чтобы посмотреть откуда пришла, передо мной была картина и единственная мысль, какую я озвучила внутри себя: «Где я?» После этого вопроса мне словно включили звук, и я услышала за стеной людской гул. Как на базарной площади, тысячи и тысячи. В это мгновение что-то огромное и горячее прошло сквозь меня и выжгло во мне весь холод. И вот я легкая, отогретая, радость внутри неописуемая. Радость от того, что я часть этого народа, который за стеной, что я часть этого множества. Было чувство того, что даже камни тут источают тепло и любовь. Похожее состояние было со мной в момент водного крещения.

И вот голубое небо, оно как бы сомкнулось надо мной, и я поняла, что возвращаюсь. Я так сильно расстроилась, что начала плакать и спросила: «Где же тогда я живу, если это не мой дом?» Голосом ответа не прозвучало, но картинка появилась, и я увидела серый, холодный город, он стоял посреди промерзшей пустыни, и ледяной ветер пронизал его насквозь. В голове пронеслось: «Как тут выжить?» И новая картинка: я посреди собрания народа моей церкви, и я что-то говорю. Картинка без звука, но это был ответ на мой вопрос. Здесь, на земле, мы имеем тень будущих благ — это церковь, это то, множество, которое показал мне Бог, и про которое Христос говорит: «Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них.»

«Юля, не плачь, просыпайся. Открой глаза. Не плачь,» — мама усердно исполняла требование доктора, тормоша меня, чтобы я полностью пришла в себя после наркоза. А я глаз не хотела открывать. Соседка по больничной палате позже сказала: «Когда тебя привезли из операционной, ты улыбалась, как  блаженная, а потом плакать принялась». И меня пронзило. Блаженство, вот теперь я знаю — это благо, больше которого не может быть ничего для человека. Благо — это сам Бог, когда Он тебя касается, и жизнь обретает смысл.

P.S.:

По семени о дереве не судят, о дереве судят по плодам.

Человеческая жизнь — это промежуток между тем как семя проклюнулось (человек родился) и умирает тогда, когда понятно для Бога, «что он за фрукт». Всю жизнь душа трудится, зреет и даёт плод. Ради этого плода мы рождаемся, им определяем свое положение в вечности. Смерть физическая — это не то, чего стоит бояться. Человек закрывает глаза здесь и открывает их там. Оттого и страшно, потому что, живя здесь, плотским глазам мира вечного не видно, но когда ты его увидел (если умер), то что- либо изменить уже невозможно. И это может быть страшно.

Это ответ от Бога на мой вопрос о смысле жизни, Он меня просто на секундочку окунул в свой мир, чтобы я увидела то, как оно все на самом-то деле.

Метки:

Автор публикации

Юлия Шаклеина


служитель, редактор сайта

Другие публикации автора:

    Комментарии

    Добавить комментарий